Казаки Чехии в Праге приняли делегацию казаков из Финляндии.

  1. Страницы:
  2. 1
  3. 2
  4. 3
  5. 4

Точный подсчет количества эмиграции невозможен, потому что существовало немалое число нелегальных эмигрантов, попавших в страну разными путями и боявшихся выдворения из нее, или репатриации в Советскую Россию. Вообще-то, Финляндия, как и другие скандинавские страны, постарались установить на границах с Россией почти непроницаемый кордон, преодолеть который удалось лишь немногим, и благодаря чему, эмиграция туда была небольшая. Все же, согласно переписям 1920-х годов, русских в Финляндии записалось 15 тысяч человек (хотя цифра эта, скорее всего, занижена, т.к. в стране насчитывалось, в это время, 450 тысяч православных, в основном,
в финской части Карелии, из которых только 50 тысяч были финнами).
Если не считать местного, оседлого русского населения, эмиграция в Финляндию началась с 1917 года, когда в страну устремился обеспеченный класс Россия, имевший в Финляндии какие-то связи, и надеявшийся «отсидеть» здесь до лучших времен. Именно тогда, на некоторое время, попала в страну и семья Великого князя Кирилла Владимировича, где и родился будущий Глава Российского Дома Великий князь Владимир Кириллович / 1917-1992/.
В начале 1920 года, в страну попала небольшая часть беженцев и белых бойцов ушедших из России с Северной Добровольческой армии генерала Миллера и Северо-Западной армии генерала Юденича. И, наконец, в марте 1921 года, на Финляндию пришелся, возможно, самый большой наплыв беженцев. Это было связано с восстанием гарнизона в Кронштадте, находившемся всего в 15 — 20 км. от финского побережья.
Отступление кронштадтского гарнизона по льду залива, в сторону Финляндии, началось 18 марта, и перешло границу приблизительно одиннадцать тысяч восемьсот человек, во главе с руководителем восстания матросом Степаном Петриченко.
Интернированных кронштадтцев, разместили в нескольких лагерях по северному побережью Финского залива — в форту Ино, на острове Туркен-Саари, близ Выборга, и под Териоками (ныне Зеленогорск). Среди интернированных бойцов кронштадтского гарнизона, оказалось и несколько сот кубанских казаков. Здесь надо пояснить, как среди пехотных частей Кронштадта оказались казаки.
В основной своей массе, это были насильно мобилизованные в Красную Армию, летом 1920 года, молодые казаки 1900-1901 года рождения. Значительную часть из них, составляли бывшие воины Кубанских частей Белой Армии, не успевшие, или не смогшие эвакуироваться с территории Кубани вместе с Вооруженными Силами Юга России ( ВСЮР) генерала Деникина.
С точки зрения большевистских комиссаров, это был ненадежный элемент — и в этом они оказались правы… Казаки, в массе своей ненавидевшие Советскую власть, не преминули возможности тут же повернуть штыки против нее. Так, еще 7 марта, на сторону восставших Кронштадта перешел пехотный полк, в количестве 1800 человек, размещавшихся в форту Красная Горка.
Он был послан по льду Финского Залива на усмирение кронштадтцев, но в пути, перебив комиссаров и обезоружив командиров, решил присоединиться к восставшим.
В полку было до 500 кубанских казаков, остальные же были украинцами. Перейдя в Кронштадт, кубанцы встретили там немало своих земляков, служивших в крепости в различных рабочих командах и пехотных частях. Размещенные в лагерях интернированные кронштадтцы, постепенно, по решению финского правительства, стали направляться на работы в разные части Финляндии. Население лагерей убывало — значительная часть интернированных (более 4-х тысяч), поверив советской амнистии, возвратились в Россию. Кубанцев возвратилось немного, основная часть продолжала оставаться в Финляндии.

  1. Страницы:
  2. 1
  3. 2
  4. 3
  5. 4